21.09.2021

«Мультики» на фестивале «Артмиграция»: как это было

Спектакль «Мультики», который «Первый театр» представил 16 сентября на фестивале молодой режиссуры «Артмиграция», не оставил никого равнодушным. Мнения разделились на диаметрально противоположные, и обсуждение показа вышло очень бурным! Мы собрали некоторые отзывы зрителей, среди которых были профессионалы театральной сферы:

Ольга, Иваново: «Самое страшное в спектакле — что мир социального зла выглядит человечнее, чем мир социального добра. При всей жёсткости этой гопнической среды, которая показана, всей этой клоунаде безумной, она обаятельна. То есть, вот это обаяние зла, оно таково, потому что добро ещё страшнее». 

Даня, режиссёр, Москва: «Я был очень удивлён, что одного из самых любимых современных писателей, Мишу Елизарова осмелились поставить, огромный комплимент за смелость театру, режиссёру и команде. <…> Много говорят о каком-то зле, ещё чём-то, на самом деле, мне кажется, в этом тексте очень много юмора. Миша [Елизаров] — он очень злой, он отвечает за зло в современной литературе, и делает, мне кажется, это очень обаятельно. И когда мы говорим сейчас про некий документализм, реализм — зачем мы это делаем? Мы же имеем дело с художественным произведением, в общем-то, очень достойной литературой, которая работает как раз в жанре гиперреализм».

Светлана, Тюмень: «Вопрос в том, что дальше делать, чтобы этого всего не было, и мне кажется, что это важное шокирующее ощущение, которое двигает вперёд и ставит вопрос “а что мне лично делать, чтобы вот в это всё не погружаться”. Спасибо за это состояние шока, которое для меня со знаком плюс».

Людмила Денёва, театральный критик, Москва: «Хочу поздравить театр с этим спектаклем, потому что неплохо иногда вспоминать, что в современной российской литературе кроме Водолазкина ещё есть большие хорошие писатели. <…> Поздравляю театр с тем, что ну совсем уж не расхожий репертуар, можно представить себе смелость худрука и режиссёра, который готов своему зрителю это предложить, то есть, должны быть уже выстроенные отношения со своей целевой аудиторией, чтобы театр мог себе [это] позволить, а не сидеть потом с пустыми залами и не думать о каком-то продаваемом названии в репертуаре, позволить себе такую роскошь быть странным, непонятным».

Фотографии: Инна Афанасьева

Подписывайтесь на новости театра