т. 375-15-68
e-mail: 1-teatr@inbox.ru
Время работы касс:
Касса Дом Актера (ул. Серебренниковская, 35)
пн. - пт.: 11.00 - 19.00
сб. - вс.: 12.00 - 18.00
Дневник фестиваля любительских и профессиональных театров "New f"
Сибтерра, Татьяна Дутова
09.11.2013

8 ноября в Томске в девятый раз открылся фестиваль любительских и профессиональных театров "New f". Программа рассчитана на три дня. Театры из Томска, Новосибирска, Санкт-Петербурга, Кирова, Мариинска представят свои спектакли и услышат мнения «профессиональных зрителей» и просто любителей театрального искусства.

 

20.00 Закрытие фестиваля. О том, как побеждает дружба и добрые спектакли

Уже известный зрителям фестиваля ведущий "Константин Сергеевич-сами-знаете-кто-Данченко" вел церемонию закрытия. Победила дружба: все участники получили дипломы и призы – монокли в виде цифры девять, а также были отмечены в шуточных номинациях "Спасибо, что жива" ("4.48 Психоз"), "Хорошее радует" ("Прекрасное далеко") и другие.

 

Директор Зрелищного центра "Аэлита" Татьяна Гришаева: "Безусловно, мы выступаем за эксперимент. Но каким бы ни был театр – психологическим, экспериментальным, пластическим, – в первую очередь искусство, на мой взгляд, должно нести добро и к лучшему менять этот мир".

 

Спектакль "Законы природы". История о том, как выжить в мире психов

Завершающий день фестиваля "New f" начинается спектаклем томского театра "Трехмерные самоформирующиеся наноструктуры", который посмотрела наш корреспондент Полина Щедрина.

Название совершенно непроизносимое и от этого дико привлекательное. На диванчике у входа сидит хмурый школьник и ждет своего друга. Кажется, ждет зря: "Зашибись.18+, ненормативная лексика. Нас не пускают".

 

До 2011 года театр "Трехмерные самоформирующиеся наноструктуры" входил в состав театрального сообщества "Оксюморон". С 2011 он существует самостоятельно, а это название взял в апреле 2013 года специально для конкурса миниатюр "Театр в кармане". Чтобы придумать хоть какое-то название, участники театра Федор и Ольга решили погадать на электронном каталоге периодических изданий. Введя в поиск слово "ПРИНЦ", они наткнулись на статью профессора В.Я. Принца "Трехмерные самоформирующиеся наноструктуры". Название принесло им удачу, и решено было его оставить. На фестивале "New f" театром был показан спектакль "Законы природы" по одноименному циклу автора Ильи Члаки. В цикл "Законы природы" входят три рассказа – "Певуны", "Мотыльки" и "Психи".

 

Поначалу кажется, что психи – исключительно верное определение спектакля. Иначе как можно назвать людей, которые целуются прикосновениями ладоней и страшно боятся уснуть? Потом в душу закрадывается подозрение: что-то тут не так. Дело не в психах, а в окружающем их мире, где почему-то категорически нельзя есть и спать. Если ты что-то съешь, то тебя потянет в сон. А спать нельзя. Потому что пробуждение – это самое страшное, что может там случиться. В мире, где существуют только стул посреди сцены и пара человек.

 

И они целуются: прикоснешься ладонью, отдернешь руку – поцеловал. А ещё можно хлопать друг с другом в ладоши и тереться ладонями. Судя по звукам, в этом странном мире такая детская игра – имитация оргазма.

 

Но вечно не спать нельзя. Стоит только закрыть глаза, как откроешь их уже в другом мире, другом теле. И те, кто минуту назад были возлюбленными, по чьей-то воле должны играть роль мамы и сына. Он не помнит, что было с ним до пробуждения: как он жил, кого он любил. А она – помнит. И на его нежные "Мамочка!" ей хочется рвать и метать в ответ. Потому что она не псих. Эти психи, живущие в странном мире, привыкли каждый день просыпаться с новой ролью, не помня прошлого. Но она-то нормальная! Она ещё помнит, как они любили друг друга – пусть даже так, прикосновениями ладоней. И ей больно. Больно оттого, что она влюбилась в первый раз в жизни, а её любовь теперь обращается к ней "мамочка" и испуганно отворачивается, когда её руки по привычке тянутся расстегнуть на нем рубашку.

 

– На сколько я выгляжу?

– Ну… На 23.

– Так могу я быть твоей матерью, когда тебе 25 лет?

– Нет. Но это невозможно. Ведь ты моя мама!

 

Такое помешательство длится обычно час. Ну или пока не заснешь. Они засыпают и просыпаются – совершенно чужие друг другу люди, в совершенно другом мире, грубом, беспросветном. В этот момент ты как зритель отчетливо понимаешь, почему в мире психов так боятся просыпаться. Никто не знает, в какую из жизней тебя занесет: может, ты станешь миллионером, а может – нищим на паперти. И совсем неизвестно, как достигнуть той жизни, которой ты хочешь на самом деле. Этакое темное пространство, в котором сделаешь шаг вбок – вылетишь с дороги.

Хэппи энд наступает своеобразно: эта кутерьма с перерождениями не прекращается, и любящие люди по-прежнему расстаются с каждым утром с потерей вчерашней идентичности. Но есть же что-то большее, нежели законы природы, правда? Та же любовь. Интуиция, в конце концов.

 

– А давай всегда будем вместе! Даже когда я стану президентом!
– Давай! А я не буду спать…

 

Цитаты:

– Я есть хочу.

– Терпи.

– Но я хочу!

– Давай я тебя поцелую. Целоваться здорово отвлекает от еды.

 

Мнения зрителей:

Участник фестиваля Ольга Торгаева: "Поймите меня правильно, но это очень сложно назвать спектаклем. Это хорошо рассказанный текст. Смотреть очень трудно. Все эти бесконечные троганья друг друга руками, неосвоенная сценическая площадка… Я понимаю, когда актер ставит эксперимент: он спускается на канате, плавает на сцене в бассейне, ходит в ластах. Но что это? Действие без действия, один сплошной текст, бесконечный диалог. Не могу понять, это так задумывалось?".

 

 Бывшая учительница, зритель Анна Казакова: "Я хожу на показы уже третий день. И из всего, что я видела, это – лучшее. Такой искры, такой души я ещё не встречала. Спасибо вам".

 

Мария, зритель: "Это тот самый случай, когда 1+1 дает нечто большее, чем 2. Между актерами есть очень плотная атмосфера, и в то же время это совсем не мешает смотреть на каждого из них по отдельности".

 

Михаил Заржецкий, участник фестиваля: "Я видел вас в рамках фестиваля "Театр в кармане". То, что было в ТЮЗе, показанное за 12 минут, – это было хорошо. Но здесь крупный формат. Ребята, вы его не тянете. Добавьте действий, персонажей. Что-то из этого может получиться".

 

Участники о своем спектакле и о фестивале:

Актер Федор: "Да, возможно, это не спектакль. Этюд – так это называется? Мы не профессионалы. Наш театр есть мы вдвоем. И мы ставим задачу: зайти в спектакль и жить в нём. Это всегда импровизация. Всякий раз мы не знаем, что будем делать во время спектакля. Наверное, стоит анонсировать, что это экспериментальная работа".


14.00. Спектакль "4.48 Психоз". Невыдуманная история из предсмертной записки английской писательницы Сары Кейн

Абсолютно пустая сцена, маленькая женщина с зачесанными светлыми волосами, босиком, в черном платье, сидит спиной к зрителям. На вытянутой руке – листы бумаги. "У тебя много друзей. Что ты такого для них делаешь, что они тебя так поддерживают? (Долгое молчанье)".

 

"4.48 Психоз" – это пьеса известного английского драматурга Сары Кейн, которую и пьесой можно назвать лишь условно. Это история самой писательницы, написанная как предсмертная записка. Это исповедь отчаяния, тоски, это жажда любви и понимания, это крик, который никто не услышал тогда. Попытки поставить ее на сцене означают дать возможность героине быть услышанной сейчас. Сара Кейн покончила с собой ровно в 4.48, повесившись в ванной наркологической клиники, предварительно выпив большую дозу антидепрессантов. Ей было всего 28 лет, она перепробовала все существующие наркотики, и по заключениям врачей страдала "острой формой депрессии, маниакально-депрессивным психозом".

Моноспектакль актрисы Екатерины Черезовой был впервые поставлен на Драматической лаборатории Бориса Павловича в Кирове 6 лет назад. За это время спектакль существенно менялся – актрису переодевали в красивые платья, она ела торт на сцене, играла из зала, а зрители смотрели на нее с подмостков…

 

Но в итоге отказались от всего лишнего, сегодня на сцене только актриса, стул и листы бумаги – некая концепция спектакля-читки, когда на первый план выходит текст. Актриса в образе героини ведет диалоги, преображается в сатирические образы врачей, режет вены, плачет, ругается матом – у этого спектакля нет определенного жанра. Это всегда психологический эксперимент, попытки самой актрисы понять и передать послание Сары Кейн зрителям.

 

Екатерина Черезова: "Я говорю о том, что она не сумасшедшая, просто она настолько тонко чувствует, болезненно воспринимает этот мир. Это крик о помощи о человека, который хочет быть услышанным, потому что одному ему не справиться со своими проблемами. Может, зритель задумается о том, что, возможно, рядом с ним есть человек, которому нужна помощь".

 

Реакция зрителей в зале – отдельная история. Сегодня, по большому счету, на протяжении всего спектакля выдерживается напряженная тишина. Зрители сосредоточены и даже закрыты, они ловят иронические нотки, чтобы улыбнуться и сбросить напряжение. Возможно, это лишь внешнее, потому что очень уж интимное действие развивается на сцене.

 

"Этот спектакль должен вызывать отторжение. Если тебе говорят: "Хороший спектакль, мне понравилось, ты хорошо сыграла" – значит, я плохо сыграла. Многие уходят, потому что они не выдерживают этого, многие плачут, было и так, что кто-то из зала кричал: "Остановите, хватит читать то, о чем я и так думаю". Даже если и люди говорят о том, что это ужасно: "Как так можно?", значит, я достигла в какой-то мере цели – их задело, они не уходят равнодушными», - Екатерина Черезова.

 

Самый главный вопрос, который возникает у меня: насколько это этично – играть не по придуманному материалу, а передавать реальное состояние? "Мне в этом плане легче, чем артистке театра "Роял Корт", в котором Сара Кейн была резидентом. Естественно, в этом театре решили в ее память поставить этот спектакль. Актриса, которая ее знала, должна была прожить всё – это кажется невообразимым. А для меня текст – возможность сказать что-то свое, я говорю о себе, то, что трогает меня".

 

Актриса рассказывает, что текст не был для нее целостным: над разными кусками текста работала в разное время. Она признается, что, когда она впервые познакомилась с текстом, ей было ничего непонятно. Вместе с режиссером нашли точку входа, темой, которая оказалась наиболее близка, стала любовная. Но и спустя шесть лет это неокончательный вариант – до сих пор в спектакле нет нескольких кусков пьесы, потому что они сложны для понимания Екатерины.

 

Цитаты:

"В 4.48, когда придет отчаяние, я повешусь, под звуки дыхания любимого человека".

"Как ты думаешь, если бы ты была одна, ты бы могла что-нибудь с собой сделать?"

"Дать другому то, что он хочет, никогда не было для меня проблемой. А для меня никогда и никто не мог этого сделать".

"Окей, давай это сделаем, давай сядем на лекарства, сделаем химическую лоботомию, давай отключим высший уровень мозговой деятельности и, может быть, тогда, б***, мне будет хоть чуть-чуть удаваться жить".

"Подтверди меня. Подкрепи меня. Увидь меня. Люби меня".

 

Мнения зрителей: 

Актер Денис Егоров: "Когда ты теоретически знаешь из программки, что будет на сцене, и думаешь о том, как тебе будут показывать внутренние движения будущего самоубийцы, начинаешь вспоминать всех сумасшедших, которых видел, соседку, которая пугает весь дом… В нормальной жизни хочется от этого отойти, спрятаться. А здесь ты оказываешься в такой ситуации, когда дверь закрыта, выйти неудобно… Это сродни тому, когда показывают легкие курильщика. Какого-то рода терапия случается, несмотря на то, что нравится тебе то, что происходит на сцене, или нет. Но что-то остается".

 

Замдиректора Томского областного театра "Скоморох" Татьяна Ермолицкая: "Великолепное перевоплощение актрисы. Настолько сильно она держала весь зал, происходящее можно принимать или нет, но это интересно. И в первую очередь благодаря актрисе, которая, казалось, обращается к каждому зрителю".

 

Спектакль "Вязаный человечек". История, придуманная Ольгой Райх, но рассказанная зрителями

В маленькой гримерке зрители собираются на полу на вязаных подушках. Первый день большого фестиваля закрывается показом только для участников спектакля "Вязаный человечек". В комнате светит лампа в абажуре, а за большим окном видны огни проспекта Ленина. Именно через это окно появляется главная героиня и режиссер этого спектакля Ольга Райх. Она снимает вязанную из шерстянных ниток шляпку и вязаную курточку, под которой, конечно, вязаная кофточка, усаживается в центре комнаты и начинает свою историю про вязаного человечка: "Однажды мне приснился сон, в котором я увидела маленькую точку, и никак не могла понять, что эта за точка. Каждый раз, когда мне снился этот сон, она приближалась все ближе и ближе. И вот однажды...".

 

Она протягивает бинокль одному из зрителей: "Я хочу вам показать, как я увидела эту планету.Что вы видите?".

 

Этот спектакль скорее сказка, которые любящие мамы рассказыват своим детям на ночь, придумывая каждый раз новые сюжеты и героев для своей истории. И хотя он и рассчитан на маленьких зрителей, которые смогут рассуждать, становиться героями и трогать все предметы руками, он придется по душе и взрослым зрителям, которые узнают в ней мотивы Экзюпери. Одинокая планета, где все вязаное, одинокий маленький вязаный человечек, который осваивает незнакомый мир.

 

"Я открою секрет, что наша сегодняшняя встреча – это только предчувствие спектакля, большой истории. Все, о чем мы сегодня говорим, появится в последующем спектакле", — рассказывает Ольга Райх и предлагает нарисовать стол, который она потом свяжет для дальнейших показов.

 

Зрители включаются в игру и маленький мир обретает свои черты: приключения и опасности в виде большой моли, друг в виде вязаной кошки и розовый вязаный слон, который прилетает во сне. Важно то, что философский контекст не навязывается режиссером, а рождается здесь и сейчас.

 

Позже Ольга Райх рассказывает, что будет представлять спектакль на сцене. Ее предыдущая режиссерская работа "Верблюженок, пингвиненок и все вокруг" уже завовевала любовь зрителей томского ТЮЗа.

 

Ольга Райх: "Хочется, чтобы каждый раз случалась такая история, которая больше никогда не повторится. Не будет такого вязаного Дениса, не будет Насти, не будет вязаного слона. Будут другие люди и другая история. Чем будет больше возможностей увести человека в другую историю, тем будет интересней. Я только предлагаю обстоятельства, которые будут меняться в зависимости от фантазии ребенка. Моему сыну 4,5 года, он еще не видел спектакля, но рассуждает о том, что там может быть и какие там будут герои".

 

Цитаты:

"А мне перестать бояться, потому что больше ничего не случится плохого, или просто перестать бояться?"


21:00 Спектакль "NARCISSUS". История о том, как потерять себя, кроме других 360 возможных историй.

Спектакль в постановке томского проекта "Т.экст.Т" под руководством хореографа Ксении Беленковой, несмотря на небольшую продолжительность (всего полчаса), довольно непростой для восприятия.

 

Особенность самого проекта в том, что он не имеет площадки, режиссер представляет свои работы на фестивалях, все актеры подбираются специально под каждый спектакль. К примеру, по словам Ксении Беленковой, актеры спектакля "NARCISSUS", несмотря на важность пластичности в постановке, не занимаются современным танцем вообще – Анна Егорова – актриса ТЮЗа, Денис Егоров, ее муж, увлекается театром, Денис Маслов занимается боевыми искусствами.

 

Отправной точкой для спектакля послужила книга Маршалла Маклюэна "Понимание медиа: Внешние расширения человека", где он развивает идею о том, что с развитием телевидения и технологий человек уже не является чем-то целым, он расширяет себя в пространстве, создавая множественные варианты себя. Спектакль впервые представили в июне, тогда главными в нем были абстракции и видеоинсталляции. Сегодня на сцене "Аэлиты" уже третий вариант, с кардинальными изменениями, которые совершает режиссер, пытаясь нащупать что-то важное.


Ксения Беленкова: "Каждая моя новая работа – это вопрос. Нет такого: я сказала и точка. Мне бы хотелось, чтобы зритель увидел множества матриц".

 

На сцене, практически лишенной декораций, три актера совершают какие-то пластичные действия, затем под музыку возникает видеофон, где показаны крупно лица, глаза, губы. Герои произносят на камеру какие-то обрывочные фразы, смысл которых возникает и тут же ускользает. Это спектакль о бесконечных проекциях человека на самого себя, и сам спектакль – это бесконечная проекция, где нет определенной идеи или мотива. Каждое действие происходит здесь и сейчас, и когда ты, казалось бы, начинаешь что-то понимать, сменяется новым действием. В итоге режиссер достигает своей цели – зритель видит множество картинок и вычленяет осколки каких-то важных для себя, часто на подсознательном уровне, смыслов. Например, герои ходят демонстративно ходят по сцене, как по подиуму, выставляя себя на показ, тем самым не оставляя себе ничего настоящего.

 

Цитаты: записывать сложно, потому что все внимание приковано к тонкой пластике актеров

"Интерпретировали историю Нарцисса так, будто он влюбился в самого себя, и решил, что это отражение – он сам".

 

Мнение зрителей:
Актер, художественный руководитель театра "Индиго" Александр Постников: "Вы так в себя влюблены…Я знаю пантомиму с 70-х гг, вы сделали все то, что было уже известно и не пошли дальше, и не углубились. Это похоже на сон наркомана. Чему мы учим людей?".

 

Замдиректора Аэлиты Владимир Кондратьев: "Конечно же, в этом спектакле многое зашифровано. Для меня как человека, который не знает всех тонкостей пластического театра, этот спектакль стал поводом, чтобы углубиться в эту тему и изучить ее шире".

 

Художественный руководитель "Первого театра" Павел Южаков: "Этот спектакль, хоть и по большей части любительский, говорит о состоянии и тенденциях современного театра вообще. Выбранный материал и то, с чем вы выходите на сцену, меня немного пугает, потому что я приверженец школы живого (классического) театра. Но сам я в современном театре очень не популярен".

 

Киновед Ада Бернатоните: "Проблема спектакля, на мой взгляд, в том, что он не оформлен идеологически: о чем вы хотели нам поведать? У нас в голове было 150 матриц, у кого-то – 360. И все они распадаются на составные элементы. Когда у вас будет идея того, что вы хотите сказать, у вас будет понимание того, как это сказать. Я тоже приверженец классического театра".

 

18-00 Спектакль "Прекрасное далеко". История о том, что хорошо там, где нас нет

Это философская притча Данилы Привалова в постановке Павла Южакова, художественного руководителя Новосибирского театра-студии "Первый театр". Сюжет прост и одновременно фантастичен: на небе в одном доме живут пять ангелов, к ним попадает еще один – убитый на войне снайпер Вася. Они открывают ему законы «того света», учат летать и забывать земную жизнь, именуемую здесь свободой. Прелесть этого спектакля в том, что он затягивает тебя от открытия занавеса до финального ухода актеров со сцены. Каждый момент проживаешь по-настоящему, сопереживая героям: от монолога главного ангела, живущего в тайном ожидании Годо: "Я так рад, что в тебя не верю…Но почему я тогда с тобой разговариваю?", декламации стихов товарищу Богу ангела тети Тани, которая на земле больше всего любила Ленина, до поиска любви ограниченной Маруси: "А я всех люблю". Бесконечная знакомая ностальгия по "прекрасному далеку" и абсолютная искренность подкупают. Вместе с тем возникают вопросы: что будет, если у человека отнять возможность злиться, влюбляться, чувствовать боль, плакать? Что будет, если он лишится всех сложностей жизни и попадет в беззаботное консервированное пространство, в котором самой большой проблемой станет то, что "все переговорено» и вопрос, чем заняться очередным вечером? Наверное, это и есть катарсис, когда ты становишься немного другим после спектакля, а все ответы приходят изнутри. "Прекрасное далеко" позволил почувствовать, как важно жить и ценить эту хрупкую, иногда бессмысленную жизнь здесь и сейчас.

 

Цитаты:

- Что такое свобода?

- Не знаю. Есть такие слова, которые нельзя объяснить другими словами.

- С кем воевали?

- Сказать забыли, а мы и спрашивать не стали. Свои-то на смерть не пошлют.

Зачем тогда влюбляются, если умирать по отдельности приходится?

 

Мнение зрителей:
Киновед, ведущий проекта Киносреды в Аэлите Герман Преображенский: "Я не театрал, отношусь к этому, выдерживая определенную дистанцию, но эта постановка меня увлекла. Я увидел в спектакле «голос из прекрасного далека" – свидетельство того, что прошлое постоянно наступает и никогда не проходит до конца. Для меня это ассоциация с голосом империи, утраты целостности, ностальгии. Что такое свобода? Исходя из этого, непонятно. Но смотрится на одном дыхании".

 

Организатор фестиваля Елена Шалякина: "Для меня, если мурашки по кожи во время спектакля пошли, значит, это хороший спектакль. Было три раза" (смеется).

 

Художественный руководитель театра "Желтое окошко" из Мариинска Петр Зубарев: "В первую очередь, спасибо за событие. Один мой педагог ответил на вопрос о том, что непонятно, как и куда себя применить, когда вокруг сколько форм и способов: "Пусть у вас в основе будет живая жизнь, и можете накручивать на нее все, что угодно». В этом спектакле есть эксперимент в области постановки и литературы, но в то же время главной в нем остается жизнь".

 

Актриса Екатерина Черезова: "Спектакль сильный. Я плакала из-за того, что я осознала простые вещи, что необходимо ценить жизнь. О том, что мы живем в определенном темпе, ритме и не замечаем жизнь, а когда теряем ее, то понимаем, как это необходимо".

 

Участники о своем спектакле и о фестивале:
Актер "Первого театра" Илья Шабельников: "Я впервые в Томске, и мне понравился театр и публика. Самое главное, что было сегодня во время спектакля, – это контакт между артистами, которые несли мысль, и зрителями, которую эту мысль считали. Очень чувствовалось, что зритель слушает. Не только реагирует на шутки, но и пытается вникнуть в смысл".

 

Часто случается, что в антракте со мной знакомятся театральные дамы, делятся мнениями, а иногда замечают то, как в худшую сторону изменился театр за последние годы. Этот поход не стал исключением. После спектакля объявляют перерыв, моя соседка по ряду, взрослая женщина, обращается ко мне: "Вы заметили? Это спектакль вообще о России, о том, как нам всегда плохо, когда хорошо. Мы всегда куда-то хотим то вверх, то вниз".

 

В часовой перерыв между спектаклями я сижу в кафе напротив, играет хорошая музыка и капуччино кажется очень вкусным (так всегда, кажется, что после хороших спектаклей обостряются вкусовые рецепторы). Я занимаюсь тем, что пытаюсь собрать свои заметки воедино, и удивляюсь тому, насколько высокую планку задал "Первый театр" из Новосибирска для других участников. Время проходит быстро, и я возвращаюсь в "Аэлиту". Хоть и заявлено, что фестиваль молодежный, публика самая разнообразная, но в основном сегодня здесь собрались самые преданные любители театра и друзья "Аэлиты". В небольшом зале играют джазовые мелодии, под которые девушка поет песни, и некоторые гости даже танцуют. Я вижу знакомую женщину, она обращается ко мне, указывая на певицу: "Так поют только люди талантливые, независимые, не от мира сего".

 

Она представляется Тамарой Ивановной и рассказывает, что работает учительницей в школе и тоже любит театр, на фестиваль пригласили знакомые. Мы говорим о томской культуре, о выставках Леонтия Усова, о волшебном театре Владимира Захарова – "какой необычайно удивительный и одинокий человек", о хоровой капелле в ТГУ и о том, что в театре Драмы все меньше хороших спектаклей, о поисках ТЮЗа. Тамара Ивановна замечает, что с такой культурой можно и в Новосибирск не ездить, пока здесь все не пересмотрел, рассказывает про впечатливший ее Абаканский театр, мы говорим даже об алтайских шаманах и поисках Рерихом шамбалы.


17.30 "Весь мир – театр. Повторите"

Официальное открытие фестивалей – часто простая формальность, проходящая в ожидании основной программы. Но в "Аэлите" все вышло иначе и задало весь последующий тон события. Свет гаснет, и голос Большого Брата начинает обращение к зрителям: "Весь мир - театр. Повторите. Весь мир - театр. Повторите. Театр начинается с вешалки. Повторите". Пожалуй, это и есть главный вопрос фестиваля: последуют ли режиссеры, актеры и зрители за голосом или будут готовы к отказу от привычных шаблонов и стереотипов? На сцене появляется человек театра – актер с куклой, в котором внимательные зрители узнают известного по многим ролям в театре "Скоморох" Юрия Орлова. Он представляется как "Константин Сергеевич-сами-знаете-кто-Данченко" и рассказывает об участниках, программе фестиваля, знакомит зрителей с профессиональными зрителями – театроведом Оксаной Кушляевой и художественным руководителем "Первого театра" из Новосибирска Павлом Южаковым. На сцену выходит директор зрелищного центра "Аэлита" Татьяна Гришаева, которая вместо долгого официального вступления показывает зрителю фокус с отрыванием пальца и объявляет о том, что фестиваль открыт.