т. 375-15-68
e-mail: 1-teatr@inbox.ru
Время работы касс:
Касса Дом Актера (ул. Серебренниковская, 35)
пн. - пт.: 11.00 - 19.00
сб. - вс.: 12.00 - 18.00
«Кавердрама»: дискуссия с самим собой
ОКОЛОтеатральный журнал, Кирилл Демидов
04.11.2019

На следующее утро после премьеры «Первого театра» я открываю инстаграм и просматриваю сторис: одна сцена из спектакля, вторая, третья. Выглядит задорно, музыкально, весело. И я бы заинтересовался, если бы не посмотрел спектакль до этого. От обилия хвалебных видео у меня возникли сомнения. Буквально разорвался пополам. 

 

 

Пирилл (правая сторона Кирилла): КВН я не смотрю уже лет пять. На это есть свои причины — юмор там скатился до пошлости и банальности. Все эти: «А ну пошел отсюда!», «Я тебе сейчас дам…», шуточки-минуточки и прочее, я считаю, разлагают мозг, как слюни Чужого растворяют металл. И «Кавердрама» — это чистый КВН. Зачем в театр нести такое?

Лирилл (левая сторона Кирилла): Зрителям нравится. Сам видишь, сколько отзывов и хвалебных комментариев в инсте. Но давай по порядку. Прежде, чем разбирать увиденное, расскажи кратко читателям про сам спектакль.

П: Если этот текст еще читать будут. Ты сам сказал, что читают сейчас только отзывы в инсте. Чем короче, тем лучше.

Л: Это уже не нам решать. Расскажи лучше про спектакль.

П: Ладно. Поставил премьеру художественный руководитель «Первого театра» Павел Южаков. Драматург Мария Огнева написала для этого пьесу. Сюжет простой, как карандаш. Команда танцевального кружка готовилась к большому конкурсу «Голосистые танцы». Ставили вместе номер, но руководители поссорились и поделили труппу на мальчиков и девочек. Вот и готовят что-то по-отдельности, параллельно конфликтуя, страдая, ненавидя и любя. Типичный мюзикл.

Л: Ну да, мюзикл. Кстати, музыкальные номера у них хорошие.

П: Хорошие, но большинство под фонограмму. Есть ощущение, что «Кавердрама» сделана только, чтобы повеселить зрителя. Но юмор и способы его подачи, повторюсь, совершенно кавээновские.

Л: Ты чего такой ядовитый?! Сплюнь, гадюка. Ты не понимаешь, это ведь жанр такой. Вспомни фильмы-мюзиклы: «Лед», «Классный мюзикл», «Первая любовь». Плюс все части «Шаг вперед» и им подобные. Сюжетные ходы в этих фильмах одни и те же. И в «Кавердраме» использованы эти засаленные повороты: неудачник влюбился в красавицу, но не знает, как ее добиться; конфликт старой и новой культуры; предательство во имя высшей цели и т.д. Зритель и без тебя знает, что много раз такое уже видел. Тут другое. Приставка «кавер–» тебе ни о чем не говорит? Это ведь пародия на эти устаревшие сюжеты. 

П: Ты не думаешь, что пародия — жанр подлый и нетеатральный? Ну, ладно, пусть пародия. Гендерная рознь, борьба нового/старого, повальная влюбленность — здесь все и сразу. Пусть шаблон — фишка Марии Огневой в этой работе. Можно было сделать реально хороший мюзикл. Но вместо этого получился борщ из перловки.

Л: Я люблю борщ.

П: Это сравнение такое было. Посмотри, кто играет в премьере. Это ведь молодые ребята. Они только закончили НГТИ. Их показывать нужно со всех сторон, какие они талантливые и красивые. Сейчас каждый год новая волна хороших артистов приходит. И чтобы показать себя, у выпускников есть только год-два до прихода следующей волны. И какие они в этом спектакле? У них плоские роли: охранник, дура, неудачник в очках, гопник и т.д. На кого здесь смотреть? 

Л: А поют и танцуют как? Хоть что-то есть хорошее в работе актеров?

П: Ладно, есть несколько хорошо поставленных вокальных и хореографических номеров : «Директор ДК», «Песня гопника», финальная песня. Кстати, удивительно, но только гопник мне показался более-менее органичным в своей роли. Остальные, кажется, просто играли в мертвый театр.

Л: Пусть для актерской работы здесь места мало. Зато они молоды, азартны, красивы. И существуют они в этом спектакле так, потому что фишка: сделать намеренно плохо. Специально, так плохо, чтобы оказалось хорошо.

П: Сделать специально плохо. Зачем?

Л: Почему нет? Театры разные. У всех свои подходы: кто-то вводит в скуку, кто-то в гнев, кто-то в слезы. А вот «Первый театр» сделал мюзикл-пародию с пустым юмором и легкой нагрузкой. Массовый зритель порадуется простоте, опытный зритель не сможет промолчать. А чтобы театр выживал сегодня, нужно чтобы люди о нем говорили.  Так что, любые средства хороши.

П: Но массовый зритель может не понимать, что это просто стеб такой. Что все это несерьезно.

Л: Ты прямо борец за целомудренность людскую. А судья-то кто? Сам можешь в «Пацанок», «Танцы» или «Южный парк» залипнуть.

П: Это другое. Это ТВ и чисто расслабиться. А театр для другого.

Л: Почему ты вешаешь ярлыки и говоришь, что должно, а что нет? Театр есть театр в любом его виде. Хорошо или плохо — позволь решать зрителю самому. Тем более, у театра теперь больше конкурентов. Онлайн-сервисы, видеоигры, сериалы: борьба за внимание зрителя стала значительно сложнее.

Кстати, про серьезность. Мы не можем сказать наверняка, стеб это или нет. А это уже постирония получается, метамодернизм.

П: Ты ищешь слона там, где ему не место. Конечно, все это шутка. Другой вопрос: Зачем? Шутка ради шутки — это тупик. Не хочу думать, что здесь так, но другой мысли я не вижу.

Л: Смотри, место действия — старый дом культуры. Сколько таких ДК по всей стране? В самых глубоких уголках России есть свои ДК. Это единственные убежища, где может жить и расти культура. И даже в них душат зачатки нового, отдавая предпочтение старому и проверенному советской эпохой. Ты сам частый свидетель студенческих концертов, где зрительный зал заполняется лишь на треть, а на сцене из года в год ничего не меняется. 

«Кавердрама» — портрет умирающей культуры: денег нет, оборудования нет, перспектив мало, надеяться не на что. В таких условиях готовы работать только безумцы или те, кто не может жить по-другому. Они работают как могут и готовы хоть в гараже продолжать свое дело. Если посмотреть на спектакль с такой стороны, то все склеивается: игра, юмор, шаблоны, проблемы со звуком, типичные герои. И мюзикл-пародия становится сатирой. Еще нужно учитывать, что рабочее пространство «Первого театра» находится при таком вот ДК. Так что эта история в чем-то автобиографична.

П: Да,но …

И этой дискуссии не было конца.