т. 375-15-68
e-mail: 1-teatr@inbox.ru
Время работы касс:
Касса КТЦ Евразия
пн.- вс.: 11.00 - 19.00
Касса Дом Актера
пн. - пт.: 11.00 - 19.00
сб., вс. : 12.00 - 18.00
Тоня Глиммердал
Бумеранг, Эльвира Корченко
15.05.2019

Спектакль о далеких, но близких показал Первый Театр

Что такое счастливое детство? Это мамины нежные руки, крепкие объятия отца, доверительные беседы с родителями, игры с детьми. А вот у Тони, проживающей в небольшом норвежском селении, есть горы, с которых можно кататься на лыжах, река с водопадом, простор и свежий воздух, и рядом - любящий отец, а вместо находящейся в многолетних командировках мамы – крестный, одинокий старик Гунвальд. И ни одного друга. В Глиммердале Тоня – единственный ребенок.

 

 

Двухчасовой спектакль «Тоня Глиммердал», поставленный по книге норвежской писательницы Марии Парр Первым театром, – о детях, растущих и выросших вдали от своих родителей. Так, Тоня скучает по маме, которая по многу месяцев работает в Гренландии. Конечно, спасать мир от глобального потепления – это очень важно, но не важнее ли то, что Тоне требуется любовь обоих родителей?

Первые дети, с которыми подружилась Тоня-Грохотоня (студентка НГТИ Елизавета Кузнецова), – приехавшие в Глиммердал на каникулы братья Уле и Брур (Андрей Мишустин и Захар Дворжецкий). Оказалось, что и они тоже отчасти обделены родительским вниманием. У их отца после развода своя жизнь, он не интересуется сыновьями, хотя ребята надеются, что когда-нибудь он о них вспомнит. Разлученная с детства то с одним, то с другим родителем дочь Гунвальда Хейди (Дарья Тропезникова) после смерти матери – прославленной скрипачки Анны Циммерман – возвращается из Германии в Глиммердал с целью продать отцовский хутор. И хотя все эти 30 лет Хейди очень скучала по отцу, растившему ее с пятилетнего возраста, взрослая дочь не решается на личную встречу с ним. Да и Гунвальду трудно сделать первый шаг навстречу единственной дочери.  

– Хейди появляется в середине спектакля, но она – центрообразующий персонаж. Ее 12-летней забрали от любимого папы, увезли в Германию и направили по стезе мамы, вырастив из нее скрипачку. Хейди – женщина со стержнем, закаленная жизненными перипетиями, но очень замкнутая, обиженная на родителей, на судьбу. Кажется, что она приехала разрушить счастье Глиммердала. Но в итоге она окажется совсем другой – с открытым сердцем, – рассказала актриса Карина Мулева, исполняющая роль Хейди во втором составе.

Звуки скрипки, которой по сюжету профессионально владеют и Хейди, и ее отец Гунвальд (Артур Симонян, театр «Глобус»), олицетворяют в спектакле гармонию отношений. Скрипичная музыка слышится только при соприкосновении душевно близких друг другу людей (Тони и Гунвальда, Тони и Хейди, наконец, Хейди и Гунвальда). Режиссер Ольга Обрезанова применила интересный ход: в театре нет актеров, владеющих игрой на скрипке, а потому решение с музыкой, «извлекаемой» при прикосновении, — с одной стороны, театральная условность, с другой — обнажение чувств Гунвальда и Хейди. Когда пусто и холодно, когда обида покрыла все сердце Гунвальда, музыка не звучит. И, конечно же, этот прием очень нравится маленькому зрителю – в его глазах это подтверждение того, что Гунвальд не просто старик, а настоящий тролль.

Ярко раскрываются в спектакле образы героев второго плана: владелец кемпинга Клаус Хаген (Владимир Казанцев) – детоненавистник, соседка Салли – странная и в то же время чуткая и мудрая.

Но детская постановка не может завершиться безнадежно. К концу спектакля все, казалось бы, отрицательные персонажи «исправляются», а психологический надрыв пьесы разбавлен многочисленными комическими сценами, шутками, песнями.

Особо нужно отметить «норвежский мир», созданный фантазией театрального художника Антона Болкунова. На сцене преобладает белый цвет – стилизация норвежской долины, затерянной в горах. С потолка свисают многочисленные цветные домики, в окнах которых время от времени зажигается яркий свет. Практически вся мебель с полозьями, ведь катание на санках – главное увлечение жителей холодных стран.

– Я люблю работать минималистично, чтобы не было ничего лишнего – только скупо и по делу, – отметил художник-постановщик «Тони Глиммердал» Антон Болкунов (в «Старом доме» был сценографом оперы «Снегурочка»).

Металлические кружки, из которых дети с удовольствием пьют какао, служат телефонными трубками — прикладывая их к уху, герои «звонят» друг другу. Яркое пятно на сцене - телефонный аппарат алого цвета, из которого в любой день в течение 30 лет мог бы раздаться звонок Гунвальда дочери. Но он прозвучал лишь в финале спектакля, вызвав у Хейди слезы счастья и порыв вернуться в Глиммердал к отцу.

Молодой режиссер не побоялся переложить для исполнения на сцене столь странную для российского читателя детскую повесть, написанную Марией Парр в 2009 году. В России спектакль «Тоня Глиммердал» поставлен впервые – на новосибирской сцене, и теперь будет идти в репертуаре Первого театра. Более раннюю детскую книгу Марии Парр («Вафельное сердце», 2005 г.) поставили на питерской сцене - в «Творческом объединении 9».

– Современная детская литература отличается от той, к которой мы привыкли. Родителям нужно читать вместе со своими детьми такие книги, обсуждать их, делиться переживаниями, – объяснила директор Первого театра Юлия Чурилова. – Возможно, совместный просмотр постановки «Тоня Глиммердал» спровоцирует родителей и детей на откровенный разговор...

«Тоня Глиммердал», премьера которой прошла в малом зале «Красного факела», – уже пятая работа, представленная в рамках проекта «Детки и предки» АНО «Культурный город». Всего в репертуаре проекта девять разножанровых спектаклей, объединенных глубокими психологическими темами, которые редко обсуждаются из-за своей сложности среди детей и родителей.