т. 375-15-68
e-mail: 1-teatr@inbox.ru
Время работы касс:
Касса КТЦ Евразия
пн.- вс.: 11.00 - 19.00
Касса Дом Актера
пн. - пт.: 11.00 - 19.00
сб., вс. : 12.00 - 18.00
«Истории великих людей» в «Первом театре»
Портал Status-media, Евгения Черданцева
04.04.2019

«Первый театр» продолжает исследовать новые для Новосибирска жанры: теперь они рассказывают истории. 4 и 5 апреля в мастерской Крикливого и Панькова пройдут спектакли-сторителлинги, повествующие о жизни и деятельности известных учёных. Как родилась эта идея, какие преследует цели, рассказал куратор проекта Никита Щетинин, актёр и режиссёр ТЕАТР.DOC.

 

 

— Почему данный проект предложили вести именно вам, у вас есть подобный опыт?

— Я – участник московской мастерской сторителлинга имени Мейерхольда, продвигаю этот жанр в различных формах воплощения уже более шести лет. Название происходит от английского слова «storytelling», что буквально переводится как «рассказывание историй». Это наиболее эффективный метод донесения информации и удержания внимания слушателя или читателя. Я за то, чтобы расширять границы театра, поэтому с радостью откликаюсь на предложения проводить мастер-классы, встречи, курировать интересные проекты. С директором «Первого театра», Юлией Чуриловой, знаком давно, именно она предложила мне совместно реализовать идею спектакля-сторителлинга. Задумка создать в рамках театральной сцены образовательный и просветительский проект родилась у коллектива «Первого театра» около года назад, и вот сейчас мы, наконец, смогли совместно её реализовать.

— Можно ли считать этот проект образовательным?

— На мой взгляд, это одна из миссий театра — нести не только развлекательный, но и просветительский характер. 27 марта актёры «Первого театра» провели экспериментальную акцию — посетили НГПУ, в виде лекций показав фрагменты будущего спектакля. Для студентов это было неожиданно, но приняли артистов хорошо. Особенность сторителлинга в том, что этому жанру даже на репетициях необходима аудитория, чтобы понять, как будут восприниматься те или иные фразы, шутки, ходы. Завоёвывать внимание публики надо всегда, но в театре зритель больше расположен к тому, чтобы слушать тебя, ведь он пришёл именно за этим, а выступление перед неподготовленными студентами стало для актёров выходом из зоны комфорта. Это очень полезный опыт, который, к тому же, прошёл позитивно.

— Часто многие действительно интересные предметы в школе и университете преподают сухо и скучно. Идея рассказов о великих людях — подать эти истории по-новому?

— Да, это одна из наших основных целей. Как-то совместно с креативной командой ТЕАТР.DOC мы делали социальный проект под названием «Шедевры литературы для школьников»: проводили театрализованные уроки в четырёх кардинально разных учебных заведениях. Ни у кого из артистов не было ни педагогического, ни психологического образования — мы просто любили читать и хотели замотивировать на это ребят. Мы разбирали художественную литературу и преподносили её через призму собственного опыта и мировоззрения. Некоторые вещи приходилось объяснять на пальцах: к примеру, «Муму» Тургенева проходят в пятом классе, а историю крепостного права — в седьмом, и детям необходимо было объяснить некоторые моменты, чтобы это произведение, несущее в себе определённую ценность, не прошло мимо них. Этот опыт всем, кто работал над проектом, дал большой толчок и определённую привязанность к социальным проектам. С тех пор сторителлинг начал активно использоваться как инструмент для коммуникации, а я стал апологетом этого полноценного, самостоятельного и мобильного жанра, не требующего никаких инструментов выразительности кроме харизмы исполнителя. С ним можно выступать в образовательных учреждениях, больницах, парках, библиотеках, популяризировать не только театр, но и чтение, налаживать связи между людьми. Например, работая со школами, мы обратили внимание, что проблемы есть не только в системе образования, но и коммуникации с детьми: многие из них держат дистанцию, не хотят отвечать на простые вопросы, закрываются. Мы всё больше отдаляемся друг от друга, контакты осуществляются через соцсети и мессенджеры, но я считаю, они не заменят живое общение «глаза в глаза».

— В чём разница между лекцией или уроком в школе и сторителлингом?

— Основное правило — в центре выступления должна лежать история с чётким началом, развитием и финалом и герой, который проживает какой-то опыт. Но при этом сюжет можно менять в зависимости от аудитории и ситуации. Плюс в нашем проекте рассказчик выступает от первого лица, передавая известные факты и открытия через собственное восприятие. Он может оценивать их, комментировать и обыгрывать по-своему. Это разговор, подразумевающий собеседника, поэтому в спектакле не обойдётся без интерактива созрителем. Мы стараемся замотивировать людей анализировать, рассуждать, задавать вопросы. Конечно, можно столкнуться с разной реакцией на данный формат: кто-то пришёл в театр посмотреть и послушать и не хочет, чтобы к нему обращались. Поэтому артистам важно быть гибкими и уметь ориентироваться по ситуации.

— О ком из великих людей расскажут актёры?

— Никола Тесла, Чарльз Дарвин, Лиза Мейтнер, Софья Ковалевская, Хеди Ламарр и другие интересные представители научной сферы. Каждый актёр сам выбрал себе личность, о которой будет рассказывать, и написал свою историю, выступив, таким образом, и рассказчиком, и автором, и драматургом. Обычно сторителлинг не нуждается в режиссёре извне, но в данном случае такой человек был необходим как некое зеркало, которое может дать обратную связь и помочь сделать историю цельной. С Варварой Поповой я работал первый раз, этот спектакль является её дипломной работой в Мастерской Алексея Крикливого и Ильи Панькова. Я был приятно удивлён её креативностью и трудолюбием, это очень талантливый молодой режиссёр, имя которого ещё обязательно зазвучит. Спектакль «Истории великих людей» — это совместный проект «Первого театра» и Информационного центра по атомной энергии. Команда понимала, что без научных консультантов эту идею не осуществить. Все артисты встречались с научными консультантами по рассматриваемой ими теме, чтобы быть максимально компетентными в вопросе. К счастью, нас поддерживали, консультировали и помогали сориентироваться в неведомых для гуманитария темах как физика, химия и так далее. Зато могу сказать, что первоначальная неосведомлённость сменилось пониманием и осознанностью. Одни артисты начали объяснять формулы, другие получили базовые знания по шифрованию. Я считаю, это бесценный опыт для актёров, здесь нет заученности и шаблонности: всё строится на эмоциях и импровизации.