т. 375-15-68
e-mail: 1-teatr@inbox.ru
Время работы касс:
Касса КТЦ Евразия
пн.- вс.: 11.00 - 19.00
Касса Дом Актера
пн. - пт.: 11.00 - 19.00
сб., вс. : 12.00 - 18.00
О чём говорят европейцы
Интернет-журнал Сиб.фм, Наталья Бортник
10.03.2019

На театральном фестивале выяснили, насколько немецкоязычные пьесы близки русскому зрителю.

В нетеатральном лекторий-баре «ПОТОК» состоялся театральный MINIFEST – зрителям представили сборник немецкоязычных пьес «ШАГ-5». Антология состоит из 10 самых успешных текстов последних семи лет. Четыре из них превратились в эскизы новосибирских театров. Журналист Сиб.фм разобрался в тонкостях лабораторного формата и проанализировал, близка ли европейская драматургия русскому зрителю.

В последний год новосибирские театры всё чаще выходят из традиционного театрального пространства и развивают off-программу. Тенденцию поддержал фестиваль немецкоязычной драматургии в лекторий-баре «ПОТОК», организованный Гёте-Институтом в Новосибирске. Мероприятие на два вечера объединило на одной сцене «Глобус», «Старый дом», «Первый театр» и «Мастерскую Крикливого и Панькова».

Фестиваль представили в формате лаборатории, который для зрителей Новосибирска по сей день остаётся практически неизвестным: вроде обещают спектакли, а что тогда означает в анонсе приписка «эскиз»?

Эскиз нельзя приравнять ни к читке, ни к полноценному спектаклю. Прелесть его серединной позиции в том, что актёры за короткий срок максимально пытаются освоить текст, но не оформляют его в законченное действие. Эскиз – это в первую очередь процесс, когда смыслы рождаются здесь и сейчас, а сквозь персонажей ещё проглядываются сами актёры. С формальной точки зрения, труппа не тратит время на заучивание текста, большинство реплик читаются с листа. Вместо костюмов – скорее, намёк на подходящие образы. Главным отличием от читки можно считать бо́льшую освоенность сценического пространства. Актёры используют реквизит, элементы декораций, благодаря техническому оснащению «ПОТОКа» на задник высвечивали сопровождающие фото- и видеофрагменты, а также ремарки из текстов пьес.

Дружескую, демократичную атмосферу современного лекторий-бара дополнили обсуждениями после показов – очень полезная и порой непредсказуемая часть любых спектаклей и off-программ. Профессиональное сообщество новосибирских критиков поддержала гостья из Петербурга – в обсуждении приняла участие театральный критик, член экспертного совета «Золотой маски» Татьяна Джурова.

MINIFEST открыла пьеса Макси Обексера в исполнении актёров «Первого театра». «Нелегальная помощь» рассказывает о судьбах беженцев, о столкновении человека с системой – всё-таки одна из актуальнейших тем европейского информационного пространства. Для постановки документального эскиза «Первый» пригласил Никиту Щетинина, актёра «Театра.doc».

Сложно сказать, что именно стало причиной неподъёмности пьесы – то ли неудачный перевод, который изобиловал режущими слух канцеляризмами, то ли ловушка чистой документалистики, угодив в которую, режиссёр отказался от адаптации, а русский зритель в ней явно нуждался. После показа открытым остался вопрос – а может ли вообще человек, живущий за границей Евросоюза и получающий информацию только по средствам государственных СМИ, в полной мере понять проблему и подключиться к столь специфичному вопросу.

Тягучесть эскиза «Первого» сменилась динамикой пьесы Роланда Шиммельпфеннига «Великий пожар». «Мастерская Крикливого и Панькова» представила зрителям поэтизированную притчу. Текст, как удачный пример современной драматургии, оказался гипертекстуален – одни увидели в нём красочное эпической действие, более опытные зрители считали религиозный подтекст. На самом деле, смотреть эскиз вообще было необязательно – мелодика голосов выполняла не меньшую смысловую функцию, чем визуальный ряд.

Фактически пьеса Шиммельпфеннига рассказывает о жизни двух конфликтующих деревень – образ долины напоминает и русские просторы, и европейский юг. По канонам причти, действие не имеет актуализированного пространства, а смыслы оказываются универсальны вне зависимости от языка и менталитета зрителя. Действия в «Великом пожаре» подчиняются не только циклическому времени, но и эсхатологическому. Пьеса заканчивается сценой уцелевшей шлюпки-Ковчега и вопросом – кто виноват и возможно ли было избежать апокалипсиса?

Второй вечер немецкоязычной драматургии начался с гротеска в семи ступенях, пьесы Лукаса Холлигера «Монстры крушат высотки». «Старый дом» представил зрителям историю о столкновении интеллигенции и мира обывателей, которые со временем меняются позициями и социальными ролями. Запертые в тесной квартире-коробке, герои ловко возводят стены друг между другом.

Столкновение общечеловеческих дискурсов трансформируется в трагедию личности. На сцене рассуждают об абьюзивных отношениях, насилии, деменции. Наблюдая за тем, как герои всё глубже окунаются в мир жестокости, невольно отгораживаешься: эти-то проблемы точно не про меня. В финале режиссёр эскиза Джемма Аветисян не оставляет нам даже намёка, где найти выход и есть ли он вообще.

Начавшись специфическим европейским вопросом, фестиваль завершается зажигательным эскизом «Глобуса» по пьесе Терезии Вальзер «Затишье перед бурей». Произведение развеивает сомнения о том, что темы для немецкоязычной аудитории непонятны русскому зрителю. Лаврентий Сорокин, Илья Паньков и Иван Басюра представили зарисовку об актёрах и актёрской профессии. Два героя – исполнители роли Гитлера, третий сыграл Геббельса.

В один день они собираются за тесным, шатающимся столом, чтобы обсудить друг друга и театральную сферу в целом. Однако от политичности здесь остались только имена исторических личностей. Пьеса Вальзера в исполнении новосибирских артистов – это, в первую очередь, история об актёрской профессии, оформленная в интонации дружеского стёба. А удивительное количество совпадений порой вынуждало зрителей усомниться в том, что «Глобус» отказался от адаптации оригинала – уж очень он актуален для новосибирских театральных реалий.

Материал оказался близок не только зрителям, но и самим актёрам. Они, улавливая энергетику зала, порой сами не могли сдержать смех. В этом, наверное, и заключается самый ценный момент этого эскиза и всего фестиваля в целом. Актёры не скованы догмой законченного неизменного действия, на которое зрители приобрели билеты за месяц и пришли увидеть то самое культурное «чудо». Артисты здесь не тратят время на заучивание ролей и могут позволить себе надеть удобную одежду. Они проживают пьесу вместе со зрителем, продолжают анализировать материал здесь и сейчас. Для зрителей театрального Новосибирска, определённо, пришло время отказаться от предрассудков и попробовать такие «незаконченные» постановки в том числе.